Громадська організація
Всеукраїнський центр протидії корупції
та сприяння правоохоронним органам

044 379 17 40

Сотрудничество или борьба? Новые тенденции антикоррупционной политики - мнение.

02/10/2017

Антикоррупционная работа – ключ к реформированию страны. Но сегодня этот ключ часто используют не совсем по назначению. Государство, вместо сотрудничества в вопросах антикоррупционной политики, все больше придерживается линии поведения, направленной на конкуренцию. Такой вектор может привести к фиаско всей антикоррупционной работы.

На прошлой неделе сопредседатель Парламентского комитета ассоциации Украина-ЕС Дариуш Росати во время встречи с премьер-министром Украины Владимиром Гройсманом заявил, что две основные сферы, которые продолжают вызывать беспокойство у ЕС, – "это судебная реформа, и процесс, связанный с назначением судей... И вторая сфера – это борьба с коррупцией, и все те новые органы в Украине, которые созданы для того, чтобы бороться с ней".

Европейский политик абсолютно прав. Именно эти реформы на сегодняшний день вызывают наибольшее беспокойство и в самой Украине. В особенности это касается борьбы с коррупцией.


По большому счету, антикоррупционная работа включает в себя и проблемы, связанные с новациями украинского правосудия. Потому что это та сфера, реформирование которой должно принести очищение судов от взяточничества, меркантильности, кумовства, стяжательства. А главная задача антикоррупционной деятельности – вернуть в саму судебную систему законность и справедливость.

О том, что судебная реформа сегодня, в первую очередь, – это антикоррупционная работа, в самых ярких красках продемонстрировала недавняя попытка дать взятку главе САП Назару Холодницкому. Что самое пикантное, взятку давали именно судьи. Напомним, 21 сентября сотрудники Генпрокуратуры совместно с СБУ задержали председателя Кировского райсуда города Днепр и судью этого же суда, которая подозревается НАБУ в совершении коррупционного правонарушения. Судьи пытались дать взятку главе САП в размере 300 тысяч долларов США за закрытие уголовного производства.

Эта дурно пахнущая история показала истинную сторону современного украинского правосудия, психологию и этику отношений, сложившуюся в судейском сообществе.

Поэтому реформирование судебной системы – это, в первую очередь, комплекс действий, связанный не только с совершенствованием самих процедур правосудия, но и с очищением от коррупции.

Относительно второго тезиса, заявленного господином Росати, то тут тоже обозначились не совсем хорошие тенденции. Государство все больше начинает воспринимать антикоррупционную деятельность в качестве политической технологии, доступ к которой нужно ограничить. В первую очередь, общественным организациям.

В чем причина?

Во-первых, современный политикум видит в антикоррупционных активистах формирующийся центр политического влияния. Который уже в обозримом будущем может создать конкуренцию в борьбе за электоральные предпочтения.

Во-вторых, работа общественных организаций невольно подрывает доверие к органам власти. Так, часто именно власть попадает в зону критики антикоррупционной общественности. И, как следствие, объективно снижает доверие к правящей политической силе.

В-третьих, подобные организации более мобильны в сравнении с неповоротливым госаппаратом. Они часто перехватывают антикоррупционную инициативу у обремененного собственной тяжестью чиновничьего аппарата. Что вполне естественно вызывает раздражение у власти.

В-четвертых, медлительность и безрезультативность работы госорганов делает их в глазах общества малоэффективными. Речь идет, к примеру, о практике громких задержаний коррупционеров и отсутствии судебных приговоров.

Подведем итоги.

Властные политические силы вынуждены либо конкурировать с общественными организациями в сфере борьбы с коррупцией и проигрывать им – либо сотрудничать с этими организациями, пытаясь инкорпорировать их в органы власти. И тогда уже общими усилиями искоренять зло коррупции из украинского государства и общества, совместно отвечая за результат.

Сейчас государство все более склоняется к линии поведения, направленной на конкурирование, хотя сразу после Революции достоинства был период активного взаимодействия. Поэтому есть опасения, что в борьбе за инициативу антикоррупционная политика может начать пробуксовывать. И, в итоге, захлебнется.

И тогда мы начнем все реже видеть и слышать о задержании очередных судей-взяточников – а все больше слышать о скандалах и судебных исках к антикоррупционерам.

 

Никита Самбожук,

уполномоченный представитель по вопросам антикоррупционной деятельности Международного Комитета защиты прав человека, специально для УП